pazzive (pazzive) wrote,
pazzive
pazzive

Франция: возвращение копирайт-мертвецов

Франция:
возвращение копирайт-мертвецов


Драконовский французский копирайт-закон HADOPI возвращается! После трёхмесячной эпопеи с его принятием и отменой появилась новая версия HADOPI-2. Дальше - обо всех подробностях закона, новых наказаниях, о размерах штрафов, а также о крупном скандале, связанным с увольнением бывшего министра культуры Кристин Альбанель (да, её уволили!).


Фредерик Миттеран, новый министр культуры и телекоммуникации Франции,
выступает перед журналистами 24 июня 2009 года.
Справа - опечаленная Кристин Альбанель, которую отправили в отставку. Фото Reuters



Закон о трёх предупреждениях, получивший во французской редакции название HADOPI (High authority for copyright protection and dissemination of works on the Internet — высшая инстанция для защиты копирайта и распространения материалов по Интернету) - наиболее радикальный копирайт-законопроект из всех существующих. Согласно ему пользователя, трижды уличенного в скачивании копирайтнутого контента, отключают на год от сети, выставляют крупный штраф, а то и вовсе сажают на два года в тюрьму. При этом за интернет он должен был исправно платить.

Подобный законопроект героическими усилиями заблокировали в Новой Зеландии, а во Франции он вылился в целую мыльную оперу с участием двухпалатного парламента, министерства культуры, президента, чиновников Евросоюза, Конституционного Совета и простых граждан. Я старательно слежу за этой историей и уже много писал по этому поводу ("Безголовое законотворчество", "Копирайт-страсти по ту сторону власти", "Франция: день адекватности", "Суд отменил антипиратский закон во Франции").

HADOPI - наиболее яркий пример несбалансированного копирайт-закона со значительным перевесом в сторону правообладателей в ущерб пользователям (причём не только нарушителям, а и вообще всем). Напомню основные претензии по первой версии:

  • Принудительное отключение людей от сети, что по мнению Европарламента и Конституционного Совета является лишением доступа к знаниям и прямым нарушением прав человека.

  • Доступ частных лиц (правообладателей) к процессу правосудия, что является нонсенсом само по себе.

  • Наезд на провайдеров, которые должны выдавать данные о своих пользователях без решения суда, по запросу правообладателей.

  • Установление сомнительного контроля над действиями пользователей с введением досье.

  • Самая главная претензия к законопроекту трёх предупреждений - отсутствие презумпции невиновности: если пользователя обвиняют в нарушении закона, ему нужно доказывать обратное в судебном порядке. Оплачивая услуги юристов из своего кармана, что далеко не каждый может себе позволить. Тем, кому не по карману юристы, предлагалось добровольно установить у себя программу-шпион, чтобы правоохранители могли вести учёт, что и когда делает пользователь.


Собственно, после приятия HADOPI 13 мая этого года Конституционный Совет (высшая судебная инстанция Франции) вполне предсказуемо признал его нарушающим нормы французской конституции и заблокировал его. Совет заключил, что свободный доступ к средствам коммуникации и интернету в частности является неотъемлемым правом человека. Только в индивидуальных случаях суд может вынести решение перекрыть человеку доступ ко всемирной сети (а не как предлагалось в HADOPI - без всякого суда по письму правообладателя).

Кроме этого, многие противники закона HADOPI не без удовлетворения узнали, что наиболее ярая его сторонница, министр культуры и телекоммуникации Кристин Альбанель, была отправлена в отставку вскоре после провала HADOPI-1. Её место занял Фредерик Миттеран, племянник бывшего президента Франции Франсуа Миттерана, и именно Фредерик проталкивает HADOPI-2.


Фредерик Миттеран, новый министр культуры и телекоммуникации Франции, 24 июня 2009 года. Фото Paris/JOBARD/SIPA


С отставкой Кристин Альбанель связан громкий скандал, получивший название "дело Бурро". Ещё когда обсуждалась первая версия закона, Жером Бурро, заведовавший в то время сектором цифрового развития на первом канале французского телевидения TF1, написал 19 февраля по мылу депутату Национальной ассамблеи от своего округа письмо на тему HADOPI. Мол, это очень плохой закон, от него один лишь вред, пусть депутатша прислушается к голосу избирателей и сделает, что сможет, чтобы голосование в парламенте было негативным.

Спустя два месяца, 19 апреля, Жерома вызвал его начальник, вице-президент TF1 по электронным медиа, зачитал ему его частное письмо слово в слово, после чего уволил, объявив, что его точка зрения не соответствует политике компании. В официальном письме значилось следующее: "Мы рассматриваем подобные действия как несогласие с стратегией группы TF1, для которой принятие этого закона является очень важным вопросом". Сам Жером Бурро говорил, что вызвавший его вице-президент упоминал о нагоняе из министерства культуры по поводу этого письма.


Тот самый Жером Бурро, изображение Ecrans.Fr


Как оказалось, советник депутатши, которой адресовалось письмо, передал его советнику Кристин Альбанель, а тот переправил его знакомым юристам в TF1. Негодование общественности вызвал сам факт, что частное письмо стало причиной увольнения, к тому же к этому был причастен аппарат министра культуры. Кристин Альбанель отправили в отставку, её место занял Фредерик Миттеран. Но, кстати сказать, большинство её советников остались на местах и с новым министром.


Нынешний и бывший министры культуры - Фредерик Миттеран и Кристин Альбанель - отвечают на вопросы журналистов, 24 июня 2009 года. Фото Reuters


Возвращаясь к закону HADOPI - фактически, его первая версия была принята. Конституционный Совет отменил только ту его часть, где идёт речь о наказаниях и самой процедуре. А общие принципы и создание специального органа власти - Комитета по защите авторских прав - прошло экспертизу и вступило в силу ещё тогда.

Что изменилось в HADOPI-2? Собственно, теперь решение об отключении файлокачателей от интернета принимают суды, а не специально созданный комитет по защите авторских прав, как планировалось в HADOPI-1. При этом наказания остаются теми же - суд может либо отключить пользователя на год от сети, либо впаять ему штраф в 300 000 евро, либо посадить на два года в тюрьму. Комитет по защите авторских прав получает и накапливает информацию о копирайт-нарушениях, а также следит за исполнением наказаний. Кстати, если выяснится, что интернет-провайдер не отключил виновного, ему тоже выставят штраф (в первой редакции - 3750 евро, теперь же он повысился до 5000 евро).

Да, о штрафах: наказать могут также и того, под чьей учётной записью файлокачатель совершил копирайт-преступление (скажем, скачал mp3-альбом). Пользователям, имя которых фигурирует в договоре с провайдером и чья учётная запись будет замешана в подобных активностях, грозит штраф в 1500 евро и отключение от интернета на месяц. Другими словами, наказание будет даже в том случае, если файлы качал посторонний человек (член семьи, сосед, хакер) без ведома владельца учётной записи - он автоматически признаётся виновным в халатности. Конечно, это решение можно оспорить в суде, но здесь, опять же, отсутствует всякая презумпция невиновности.

Как раз сегодня я видел по телевизору отрывок сериала "Тонкая голубая линия", там один из коллег-полицейских главного героя выступает за то, чтобы посадить за решётку всё население Британии, а потом выпустить тех, кто сможет доказать свою невиновность. Смешно, но здесь предлагается совершенно то же самое, причём на этот раз - без всяких шуток, на полном серьёзе.

Кроме этого, ещё одна проблема HADOPI-2 - обеспечение безопасности интернет-соединения. В начале июля местные хакеры разработали программу "HADOPI router", которая автоматически определяет все доступные wi-fi сети и пытается подобрать к ним пароли. "После того, как программа подбирает пароль, мы можем сделать виртуальную точку доступа, что простыми словами означает - подключиться к интернету без ведома хозяина учётной записи", - говорит один из авторов программы, хакер "N".


Архивная фотография, где президент Франции Николя Саркози идёт рядом с тогда ещё директором культурного комплекса Villa Medici Фредериком Миттераном.
Позади следует министр культуры Кристин Альбанель, 24 февраля 2009 года. Фото Reuters


Если пароль меняется, программа ломает следующий и так до бесконечности. Кроме этого, "HADOPI router" может даже отслеживать, кто что делает во взломанной сети. Правда, ещё один её автор, хакер "V", говорит, что они создали приложение без всякого злого умысла. "Этой программой мы хотим показать, что техническая информация, позволяющая комитету по защите авторских прав штрафовать владельцев учётных записей, ненадёжна. И благодаря нам судьи уже не смогут сказать, что не были в курсе этого", - отмечает он. Особенно если на рассмотрение каждого факта правонарушения отводится по 5 минут.

Теперь о пяти минутах: в таких делах судьям рекомендуется использовать «упрощенную процедуру» (иначе и суды, и полицию просто завалят всё новыми исками против файлокачателей). Упрощенная процедура — это судебное предписание только на основании представленного прокурором обвинения и доказательств, без самого процесса, адвоката и даже информирования подсудимого (он узнает лишь по факту). Такая практика используется, например, в делах о нарушении правил дорожного движения, об употреблении наркотиков — там, где доказательства очевидны и устанавливаются технической экспертизой или аппаратурой. Узнав о предписании, подсудимый может оспорить решение в течение 45 дней — тогда дело рассматривается заново, как обычный судебный процесс, но тем же судом. И если суд подтвердил прежнее решение, то наказание, как правило, будет более тяжелым, чем изначально (такова практика французских судов).

Восьмого июля HADOPI-2 был принят нижней палатой французского парламента - Национальной Ассамблеей. Сенат должен заслушать закон до 24-го июля. Однако аналитики прогнозируют, что социалисты, чьи смягчающие поправки были отклонены, либо вынудят правительство прибегнуть к ускоренной процедуре, либо же вообще добьются переноса слушаний на сентябрь. Кроме этого, HADOPI-2, скорее всего, постигнет та же участь, что и его предшественника HADOPI-1 - вероятнее всего законопроект будет отклонён Конституционным Советом, ибо составлен он так, будто и нет никаких фундаментальных прав человека и французской конституции.


Президент Франции Николя Саркози выступает перед двумя палатами парламента в Версальском дворце, 22 июня 2009 года. Фото Reuters


А сам президент Франции Николя Саркози, один из ярых сторонников закона трёх предупреждений, 22 июня воспользовался своим правом и впервые за 150 лет современной истории Франции выступил перед парламентариями. "Защищая копирайт, я защищаю не только работы авторов, но и саму идею свободного общества, где свобода каждого базируется на уважении прав остальных. Я также защищаю будущее нашей культуры. Это будущее созидания", - заявил он.

Впрочем, история уже не раз показала, что построение полицейского государства, где каждый под подозрением - далеко не лучший способ создать свободное общество.

Вместо эпилога: учитывая разгоревшиеся вокруг HADOPI страсти, некоторые лоббисты начали потихоньку сливать закон, скорее всего из-за малой перспективности. Кинематографисты подписали соглашение об ограничениях на рекламу и сроки релизов DVD (что, по идее, только расширит пиратство в интернете), авторские общества коллективной защиты прав публично заявляют, что уже не поддерживают закон. Правда, это пока лишь мелкие компании и общества, самые крупные молчат. А недавно Фредерик Миттеран объявил, что имеет смысл поработать над HADOPI-3 и снять все спорные вопросы. Так что вполне может быть, что до Конституционного Совета нынешняя версия не дойдёт.

П.с. Большое человеческое спасибо камраду loki_0, без помощи которого этот текст был бы намного менее интересным.

Tags: copyright laws, france, hadopi, itnews
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →